Участниками обсуждения стали общественные организации, родители, представители органов опеки и попечительства г. Кирова.
Законопроектом предлагается внести в ряд законодательных актов Российской Федерации, Семейный кодекс РФ и ФЗ «О полиции» изменения, направленные на совершенствование норм, регулирующих вопросы защиты прав детей в случаях возникновения угрозы их жизни или здоровью по вине родителей или лиц, их заменяющих.

Сегодня основания вмешательства в семейные отношения, полномочия публичных органов власти, порядок осуществления ими действий и принятия решений при применении мер принудительного характера урегулированы рамочно нормами Семейного кодекса РФ.
Как и любая принудительная мера, применяемая органами публичной власти, отобрание ребенка, основания и порядок отобрания, перемещения ребенка на новое временное место жительства и его устройства, порядок обжалования принимаемых решений и их отмены, порядок возврата ребенка родителям должны быть исчерпывающим образом регламентированы. Однако качество правового регулирования отобрания ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью, содержащегося в статье 77 Семейного кодекса РФ, не соответствует этим требованиям.
В своем выступлении Уполномоченный отметила: «Мне понятна логика законодателей об исключении произвольного вмешательства органов власти в дела семьи. От этого страдают не только дети, но и родители, опекуны и попечители. Действующий закон, допуская отобрание детей без судебного решения, создает риск серьезного нарушения прав граждан. Но и предлагаемые поправки по отобранию ребенка при непосредственной угрозе его жизни и здоровью на основании решения районного суда, выносимого в особом порядке в течение 24 часов, рождают новые противоречия и не позволяют устранить произвольное толкование правоприменителями некоторых норм. Так пункт 2 ст. 77 СК РФ предусматривает, что в исключительных случаях отобрание ребенка может производиться немедленно с составлением акта об отобрании с указанием обстоятельств, свидетельствующих о непосредственной угрозе жизни ребенка. Но возникает вопрос: что же это за обстоятельства? Что считать исключительным случаем, а что нет? Где разъяснено понятие «непосредственная угроза жизни»?
Такие определения требуют получение экспертного заключения о наличии или отсутствии непосредственной угрозы жизни или здоровью ребенка в каждом случае отобрания, причем до его начала. В противном случае, правоприменитель будет толковать наличие или отсутствие непосредственной угрозы жизни или здоровью ребенка так, как считает нужным, как ему удобно, что и происходит в правоприменительной практике.
На мой взгляд, все это говорит о необходимости тщательной доработки этой статьи.
Если все-таки большинством депутатов данный законопроект будет принят, то необходимо на региональном уровне поддержать органы опеки и попечительства, так как нагрузка на них существенно увеличится».
Были и другие точки зрения. Так, представители Общероссийских общественных организаций «Общее дело» и «Ассоциации родительских комитетов, «Родительское Всероссийское сопротивление» не поддерживают принятие законопроекта в целом, считая, что он приведет к нарушению прав родителей и детей и к невозможности доказать суду невиновность родителей, у которых произведено судом отобрание детей.
В результате обсуждения будет разработана Резолюция, которую организаторы направят депутатам всех законодательных собраний и Государственной Думы Российской Федерации.